РОЗУМ
Меню сайта
Категории каталога
Мистецтво [0]
Расова ідея [10]
Українська політична думка [11]
Монархія [17]
Література [262]
Політика [133]
Економіка [1]
ARFA [6]
Археофутуристична Асоціація
Конституційні збори України [10]
ТРАДИЦІОНАЛІЗМ [2]
ART [0]
Наш опрос
Яка форма правління краща?
Всього відповіли: 698

Політологічний блог

uktk

apimage
licorne aio reviews
Главная » Статьи » Расова ідея

Альфред фон Фогельвейде - "Расовая идея в христианстве"
БЕЛАЯ БОГОМАТЕРЬ

И по сей день Дева Мария является одной из самых таинственных личностей мировой истории. В чем тут секрет? В чем притягательность Ее фигуры? Над раскрытием этой тайны билось и бьется немало умов. Но, к сожалению, новозаветная история не дает исчерпывающих ответов на все вопросы . К примеру, на такие: к какой расе принадлежала Пресвятая Богородица? Связана ли Она кровными узами с переднеазиатской расой?

Конечно, есть общеизвестная точка зрения на происхождение Приснодевы. И все же, вопросов здесь, по-прежнему, намного больше, чем ответов. Ситуация становится поистине уникальной, когда древние источники соприкасаются с расовой теорией. Это позволило, в некоторой степени, переосмыслить взгляд на Божию Матерь.

Надо сказать, что предлагаемая позиция, не в полной мере относится к церковной, так как, данное исследование, ставит перед собой несколько другие цели и задачи. Однако вне библейский подход к проблеме, думается, расширит представление читателя о христианстве, особенно в области расологии - науки, чья правдивая мировоззренческая оценка вызывает негодование у адептов грядущей, абиотической реальности2. Поэтому не будем пренебрегать тем, что способно дополнить и, может быть, приумножить наши знания.

Богоотцы

В Новом Завете нет ни слова о родителях Богородицы. Только во второй половине II века, когда появились сказания, повествующие о детстве Иисуса Христа, начали распространяться различные рассказы3 о Его Матери и о Ее семье. Сказаний было несколько, но все они как бы заполняли “пробелы” в канонических писаниях. Самым популярным произведением того периода, считается “История Иакова о рождении Марии”, или “Книга Иакова”4, как именовал сочинение Ориген (185 - 253/4 гг.). В нем впервые встречается упоминание об Иоакиме и Анне. Автор апокрифа пытается доказать их принадлежность к иудейскому племени. Чтобы снять всякое сомнение, писатель сразу же отмечает: “Был в двенадцати коленах Израилевых некто Иоаким, очень богатый человек”, и “жена его Анна”, родившая Марию (Протоев. I; II; V).

Почему автор настаивает на еврейской национальности святых праотцев? Дело в том, что в Евангелии (Лк.1,32) нет указаний на происхождение Пресвятой Девы от царского рода Давидова, из которого, по пророчествам (2 Цар.7,12-16; Пс.88,35-36; Иер.23,5), родится Мессия. Поэтому псевдо-Иаков, подобно евангелисту Матфею, составившему родословную Христа (Мф.1,1-17) для уверения иудеев, выбирает тот же путь, те же доказательства5.

Иудейской линии придерживается и автор “Евангелия псевдо-Матфея”. Апокриф появился гораздо позднее (IV в.), чем “Книга Иакова”, но он, тем не менее, сильно повлиял на историю христианских праздников (1). В произведении социальный статус Иоакима заметно снижается: он пастух (Псевд.ев.I), а не богач (Протоев.I). Встречаются в апокрифе и добавления биографического характера. Когда Иоакиму “исполнилось двадцать лет, он взял в жены Анну...из того же колена, как и он, из колена Иудина, из рода Давидова...Анна зачала, и когда исполнилось девять месяцев, родила Дочь и дала Ей имя Мария” (Псевд.ев.I; IV). Словом, еврейское родословие не оспаривается; напротив, легенда продолжает развиваться.

Из “Книги Иакова” и “Евангелия псевдо-Матфея” видно, что писатели стремятся приравнять святое семейство к иудеям, но получается это весьма натянуто. Авторов выдают отдельные высказывания, противоречащие Священному Писанию, и вольное обращение с каноническими текстами. Кроме того, в “Протоевангелии” заметна компиляция: последние три главы повествуют уже не о жизни Марии, а о детстве Иоанна Крестителя. Оттого ценность источников, как исторических документов, невелика. В связи с этим возникает вопрос: кто же были родители Девы Марии вне апокрифических повествований?

Большинство библеистов и светских ученых не отрицают, что Иоаким и Анна6 проживали на территории Галилеи7.Галилея была северо-палестинская область, населенная сирийцами, финикийцами, арабами (2), греками (3) и персами. Неслучайно евангелист Матфей, опираясь на пророчество Исаии (9,1-2), называет “Галилею языческой” (Мф.4,15). Еврейского элемента в области было мало, хотя когда-то тут компактно проживали колена Иссахара, Завулона, Неффалима и Асира (4).

Иудеи, охваченные в тот период религиозным фанатизмом, ненавидели галилеян (Ин.8,48). Но их ненависть всегда выходила за пределы религии: существовали признаки, указывавшие на физиологическое отличие северных палестинцев от потомков Моисея. Отличие было столь разительным, что не составляло труда определить, кто есть кто. Несмотря на мультирасовое положение, галилеяне впитали в себя рассудительность хеттов, духовную мощь персов и телесную красоту греков, - за что и презирались “избранным племенем”8.

Как ранее отмечалось, население Галилеи было пестрым (5). В жилах людей, обосновавшихся на равнине Акко, текла разная кровь: ориентальная, средиземноморская и, без сомнения, нордическая. В регион кровь гиперборейцев попала благодаря аморитам, верхнему слою хеттов (6), персам и грекам (7). Нордическая кровь, оздоровляющим образом подействовала на северную Палестину, даровав ее населению свежие духовные и физические силы. Даже войны, разрушавшие инфраструктуру Галилеи и приводившие к смешению, не могли полностью ее уничтожить.

Не исчезла нордическая кровь и при жизни Богоотцов. Возможно, свв. Иоаким и Анна носили арктогейскую кровь, имея, в таком случае, не еврейские9, а греческие или персидские корни. Они вполне могли быть язычниками, и притом верующими в Единого Бога, - в чем нет ничего странного. Во-первых потому, что еще со времен Адама, Сифа и Ноя белые люди хранили свет чистого религиозного знания о Творце (8), следы которого не исчезли до пришествия Христа; во-вторых, Библия ясно говорит, что монотеистические верования были не только у переднеазиатской (9)10, но и у нордической рас (10); и в-третьих, обращение язычников к истинной вере совершалось не за счет прозелетизма11, появившегося еще за два века до рождения Мессии, а за счет того, что кровь подсказывала людям, в какого Бога надо веровать.

Родители Марии вели благочестивую, праведную жизнь, какой превзошли всех ранее живших людей (11). Праведность, конечно же, ассоциируется с расовой чистотой12. Своей жизнью, праотцы снискали в глазах Божиих милость: избавление от бесчадства (12)13. Встает вопрос: какая расовая чистота может быть у тех, кто жил без детей всю жизнь?...

В святоотеческих творениях праведность и святость Богоотцов сомнений не вызывает. Св. Иоанн Дамаскин (675 - 749 гг.), например, пишет: “О, блаженная и подлинно всенепорочная чета, Иоаким и Анна! По плоду вашего чрева стали вы известны...Вы прожили угодную Богу жизнь” (13). Ему вторит и святитель Григорий Палама (1296 - 1357/9 гг.): “Иоаким и Анна, живя друг с другом”, были “безукоризненными пред Богом” (14). Вместе с тем Церковь, указывая на то, что от Иоакима и Анны должна родиться Матерь Господа, ведет речь об особом даре14, которым Бог удостаивает людей, беспрекословно исполняющих Его волю15. На пути исполнения Господней воли, как правило, встречается множество препятствий16. Но все они даются для укрепления веры в Бога. Главное условие: веровать, “уклоняясь на правые стези”, и тогда Всемогущий Творец жизни обязательно поможет.

“Лилия”, выросшая между “тернами” (Песн.2,2)

Согласно сказаниям, рождение Девы Марии произошло в Назарете (15)17. Впрочем, есть другое предание, подкрепленной двумя ссылками на ранние апокрифические сочинения, где говорится, что Мария родилась в галилейском городе Сепфорий, или Сепфорис (16). Известно также, что Сепфорис был завоеван персами, которые жили в нем, пока город не попал под власть Александра Македонского (17). С 320 по 200 гг. до Р.Х. Сепфорис находился во владениях Птолемеев (18), а с 198 по 160 гг. до Р.Х. под контролем Селевкидов (19). После подавление еврейского восстания в Палестине (ок. 160 г.), организованного Иудой Маккавеем, Сепфорис подчинялся династии Хасмонеев (20). Но в 63 г. до Р.Х. в город вошли войска Помпея, присоединившие его, как и все государство Хасмонеев, к Римской республике (21). Таким образом, можно предположить, что Приснодева родилась в городе, где влияние иудейского элемента было минимальным.

Рождение Марии понимается отцами Церкви, как величайший акт человеколюбия Божия. Миру дана Та, через Которую придет спасение. Поэтому многие византийские богословы сходились во мнении: “Прежде всех веков Бог предопределил Ее для спасения и воззвания нашего рода и избрал Ее из числа всех от века сущих не только в количественном смысле, но и из числа всех от века избранных18 и замечательных и знаменитых своим благочестием и благоразумием и общеполезными и богоугодными качествами и нравами, и словами и делами” (22).

Конечно, человек, выбранный Богом для вселенской миссии должен был обладать безупречным образом жизни и расовой чистотой. Деве Марии расовая чистота передается от родителей, о чем свидетельствует св. Иоанн Дамаскин: “О, всеблаженные чресла Иоакима, из которых изошло чистое семя19! О, прославляемая утроба Анны, в которой мало-помалу возрос, сформировался и родился всесвятой плод” (23).

Вероятно, после рождения Марии святое семейство перебралось в Назарет (24), где проходили первые годы жизни Богородицы. Галилейский Назарет лежал на юго-западе от Капернаума и к западу от южного конца Тивериадского озера, откуда открывался прекрасный вид на Ездрилонскую долину, горы Фавор, Гелвуй, Кармил, а также на Средиземное море. Население его было по численному составу небольшим и нищим20 (25). Жители города не отличались добрыми нравами (26). Как передает евангелист Иоанн Богослов, у евреев сложилась даже пословица, гласившая: “Что может быть доброго из Назарета?” (Ин.1,46). Эта пословица еще раз показывает, какие отношения сложились между иудеями и галилеянами. В городе, скорее всего, часто возникали конфликты на расовой, национальной и религиозной почве. И, возможно, евреи получали достойный отпор, поскольку ненависть к Назарету они сохранили надолго, заявляя о своем неприятии его жителей и во время пришествия Господа Иисуса Христа (Мф.21,11; Мф.26, 71).

О детстве Марии в Назарете ничего неизвестно, кроме того, что по исполнении трех лет, Она, в сопровождении родителей, отправилась из него в Иерусалим, где была введена во храм (27). Там, согласно преданию, родители Ее оставили для воспитания и служения Богу (Протоев. VII, VIII). Однако посвящение в храм Девочки, которая при этом живет в святая святых (Протоев. XV), - событие с исторической точки зрения совершенно невозможное. Еврейские девушки и женщины (языческие, галилейские - и подавно. - А.Ф.) в Иерусалимском храме не воспитывались. Более того, в святом святых жить никто не мог, поскольку в этом помещении находились лишь скульптуры двух карубов (3 Цар.6,23-28), и вход в святое святых был разрешен только одному первосвященнику один раз в год (Евр.9,1-7).

По всей видимости, никакого введения во храм не было21. Мария могла остаться с родителями в Назарете и ни куда не ходить. Тем более, зная отношение евреев к галилеянам, путешествие в Иерусалим становилось небезопасным.

Существует и другое предположение: если Иоаким и Анна состояли в общине “прозелитов врат”, сам приход в храм для низ был сопряжен с иудейским запретом, не позволявшим им входить в храм дальше врат притвора храма (28), где посвящение Богу, в том виде, в каком оно описано в апокрифах, не проводилось. Помимо этого есть еще одно обстоятельство, о котором нужно упомянуть. Еврейские женщины не подходили к зданию храма, а находились в пределах специального двора, построенного для лиц женского пола. Анна была галилеянкой (язычницей) и вряд ли возможно, чтобы левиты свободно пропустили ее с Дочерью к иудейской святыне22.

Возникает справедливый вопрос: как проходила жизнь Марии, если Ее не вводили в храм?

Приснодева, вероятно, жила в Назарете и вела, как ее блаженные родители, скромную, угодную Богу жизнь. Потому-то св. Иоанн Дамаскин так возвышенно о Ней отзывается: “О, священнейшая дочь Иоакима и Анны, укрытая от начальств, властей и раскаленных стрел лукавого (Еф.6,16), проводившая жизнь в брачном чертоге Духа и сохраненная чистой, чтобы стать невестой Божией и по человеческому естеству Матерью Сына Божия” (29).

Далее Протоевангелие повествует, что, когда Богородице исполнилось 14 лет, жрецы по повелению ангела созывают старцев, чтобы вручить одному из них Марию для опеки (Протоев. VIII). Так появляется в истории плотник23 Иосиф - вдовец и старец (Протоев. IX). По нашему предположению, Мария не жила четырнадцать лет (30) в Иерусалимском храме, так как была в Назарете с родителями. Значит, жрецы старцев не созывали.

В апокрифических преданиях говорится, что, живя в храме (?), Пресвятая Дева лишилась родителей. Сперва умер 80-летний Иоаким, а вслед за ним и Анна (31). По-видимому, родители Богородицы умерли гораздо позже, чем принято считать. Смерть их застает в Назарете и, скорее всего, в тот момент, когда возраст Девы Марии приближался к совершеннолетнему. Чувствуя свою кончину, Богоотцы передают Деву на попечение “80-летнему старцу Иосифу” (32). Почему именно Иосифу Иоаким и Анна отдают Дочь, - сказать сложно. Вероятно, святые ему доверяли или получили о нем откровение. Но, несомненно, перед своей смертью они думали не о себе, а о Марии, Которую Промысл избрал для спасения цивилизации.

Иосиф, по Евангелию, происходил “из дома Давидова” (Лк.1,27). Известно, что он жил в Назарете, в бедности, и зарабатывал на жизнь плотничеством (33). Ему Богоотцы и поручили свою Дочь.

Какие отношения сложились между старцем и молодой Девой? Видимо, очень не простые. Иосиф, имевший от умершей жены четырех взрослых сыновей24 и двух дочерей25 (34), стал объектом насмешек (35): молодая Девушка, не похожая на еврейку, в семье человека преклонного возраста - нонсенс!26 Возможно, поначалу Иосиф даже не хотел обременять себя заботой о Марии. Но, дав слово Ее покойным родителям, был вынужден его исполнять.

Чтобы уберечь Приснодеву от назойливых соотечественников, Иосиф принимает решение обручиться с Ней по установленному обряду27. Более того, обручение снимало со старика настороженность его сродников, относительно настоящего происхождения Марии28.

Обручившись с Иосифом, Дева Мария не изменяла образа жизни. Она жила в уединении и безмолвии, всегда была в трудах. Среди людей, как сообщает предание, Она жила для одного Бога. Так шло Ее приготовление к великому событию - Благовещению.

Благовещение произошло в Назарете (36). По словам св. Григория Паламы, “Бог посылает Архангела к Деве, Которую, при соблюдении Ее девства, делает Своею Матерью силою единого благовещения; потому что, если бы Она зачала от семени, то Родившийся не стал бы новый Человек, ни безгрешным бы Он не был, ни Спасителем грешников” (37). Благовестием Архангела о зачатии и рождении Сына Всевышнего (Лк.1,28-33) Мария смутилась, ибо любила и хранила девство с расовой чистотой. Она выразила Свое опасение: “как будет сие, когда Я мужа не знаю?” (Лк.1,34). В ответе Архангела Гавриила Ей открывается высочайшая тайна: зачатие и рождение будет девственное и сверхприродное: “Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим” (Лк.1,35)29. То, что так было в действительности говорит св. Игнатий Богоносец: “Бог наш Иисус Христос, по устроению Божию, зачат был Мариею...от Духа Святого” (38).

Скоро следы плодоношения стали заметны, и Иосиф, оберегавший Деву, исполнился подозрением. Можно только догадываться, какие мысли приходили ему на ум. Не исключено, что на разочарование Иосифа в Марии оказали влияние местные иудеи, которые, узнав, что Богоматерь забеременела, распускали о Ней слухи и небылицы, вошедшие потом в Талмуд.

Только после того, как старик получил во сне откровение, его подозрение рассеялось (39). Впрочем, для иудеев-соседей мир, снова воцарившейся в семье, ровным счетом ничего не значил. Они не поверили в непорочность Марии, как позже не поверили и в то, что “Слово стало плотью, и обитало с нами, полное благодати и истины” (Ин.1,14).

Боговоплощение

Боговоплощение - поворотный пункт не только в истории человечества, но и всего мира, космоса. В этом деянии (прот. Г.Флоровский рассматривает его, как “личностное вторжение” Бога в тварное бытие (40). - А.Ф.) раскрывается неземная любовь Создателя к своему творению, покалеченному грехом. Бог, “наклонив небеса, нисходит...нисхождением неизреченным” (41), чтобы искупить человека, “обольщенного...нападением злоначального беса” (42). Для того, чтобы спасти человека, Господь избирает Марию, белую Деву, приготовив Ее к необыкновенному служению; Творец, выделив Ее из всего человечества, как выразителя высочайшей степени тварного совершенства, находит в Ней соработницу (синергизм) нашего спасения. И получив Ее согласие30, Предвечное Слово, Ипостасный Логос, Второе Лицо Пресвятой Троицы, снизшел к этой Вершине. Бог “приемлет наше тело” (43). Восприняв всю полноту человеческого существа, Он соединился31 в единого истинного Богочеловека (44).

Божия Матерь рождает Богочеловека без посторонней помощи, без страданий и боли. И “Царь, - пишет св. Ефрем Сирин (ок. 306 - 373 гг.), - пред Которым трепещут ангелы - огненные и духовные сущности - возлежит на персях Девы; Она объемлет и лобызает Его, как младенца” (45). Родившись от Марии Богочеловек соделал Деву Матерью, а Мать сохранил Девою. При этом Он “единосущен по божеству Отцу и Духу, а по человечеству - Матери и...людям” (46).

Конечно, было бы неверно считать, что Матерь Господа - всего лишь “инертный материал” (47), “физический инструмент” (48) для осуществления Божией воли. Такой взгляд Церковь отвергает. Эта же позиция не может быть приемлема и для расовой идеи, поскольку Боговоплощение затрагивает не одну биологию белого человека, но относится и к его душевной составляющей. Ведь с точки зрения антропологии люди “принимают одно и то же определение природы”, “все они сложены из души и тела” (49). Значит, то, что касается плоти, касается и души того, кто носит эту плоть. Поэтому Боговоплощение32 имеет духовно-расовое значение. Воплощение - начало искупительного пути белого человечества.

Пресвятая Дева родила Христа. Однако Она родила не Божество, не Божию природу, которую родить невозможно, ибо природа Божия вечна33; Дева родила Слово по человечеству. Слово - субъект бессеменного зачатия и девственного рождения, п. ч. Во Христе - одно Лицо, одна Ипостась. Ипостась, как указывает халкидонская формула34, объемлет обе природы, Божескую и человеческую, - и мы говорим о единстве двух природ в Личности Слова с момента Его Воплощения. Следовательно, Непорочная Мария родила не природу, а Ипостась вочеловечившегося Слова.

Человечество Христа безипостасно: оно вошло в единство Лица Бога Слова. Это человечество - белое, нордическое, а не переднеазиатское, еврейское. Чтобы убедиться в этом, обратимся к описанию внешности Спасителя, составленному монахом Епифанием (IX): Христос был “весьма прекрасен видом...русыя имея волосы и не особенно густые...очи светлые и блестящие...с долгим носом, с русою бородою, имея длинные волосы, ибо никогда бритва не коснулась главы Его, ни рука человечья, кроме Матери Его в детском Его возрасте” (50). Ученые, изучавшие Туринскую Плащаницу, установили: рост Спасителя был примерно 1,78 м (51). А по расчетам скульптора и специалиста по анатомии профессора Лоренцо Ферри рост Христа был 182 см (52). Словом, в совокупности физические признаки Христа соответствуют признакам нордической расы (53).

Если человеческая природа Христа обладала нордическими признаками, то, наверно, они должны быть и у Богородицы. Можно ли это подтвердить? К сожалению, исторических документов о внешних чертах Богоматери сохранилось не много, но они все-таки есть. К примеру, заслуживает внимания свидетельство Георгия Кедрина, писателя XI века, который пишет, что Мария “имела возраст средний, пшеничный (загорелый. - А.Ф.) цвет лица, волосы белокурые, взор светлый, очи миловидные, любила одежды некрашенные” (54). Другое свидетельство принадлежит церковному историку Никифору Каллисту (ок. 1350 г.). Он отмечает, что Всесвятая Дева была “роста среднего, или, как иные говорят, несколько более среднего35; волоса златовидные; глаза быстрые...губы цветущие36, исполненные сладких речей; лице не круглое и не острое, но несколько продолговатое37; руки и пальцы длинные” (55). Т.е. внешность Приснодевы тоже нордическая (и Христос во всем Ей уподобился (56). - А.Ф.). Видимым свидетельством этого являются чудотворные иконы Божией Матери. Перечислить все иконы крайне сложно: их великое множество. Мы приведем только некоторые: икона Божией Матери Одигитрия Смоленская, икона Божией Матери “Нерушимая стена”, икона Божией Матери “Кукузелисса”, икона Божией Матери “Всех скорбящих радость”, Ладинская икона Божией Матери, Виленская Остробрамская икона Божией Матери, икона Божией Матери “Избавительница”, Козельщанская икона Божией Матери и др.

Основываясь на этих данных, можно предположить, что Дева Мария родила белого Богочеловека, будучи Сама носителем нордического фенотипа.

Инсинуации

Начиная с первых веков христианства, евреи стремились уничтожить ненавистное им вероучение. Сверх того, делалось все возможное и невозможное, чтобы опорочить Личность Господа Иисуса Христа и Его Пресвятой Матери. Именно иудаизм был генератором богоборческих идей, которые находили и находят свое отражение в еретических заблуждениях как в эпоху Вселенских Соборов, так и в настоящее время. Эти безбожные идеи всегда претерпевали изменения, но никогда нельзя было утаить их антихристианскую и антирасовую сущность. История Церкви, например, сохранила неопровержимые доказательства того, как иудеи пытались очернить белую Богоматерь. Выдумывались совершенно немыслимые богохульные рассказы о жизни Девы Марии, преследовавшие только одну цель - дискредитировать Ее, а также убедить всех в том, что Она была простой еврейкой и родила обыкновенного, как и мы, человека. Без сомнения, - это ложь, которая легко принимается за правду. Мы попробуем разобраться в заблуждениях, выделив два интересующих нас направления - это, собственно, иудейское и еретическое.

А) иудейское:

Отношение евреев к Богородице и Ее Сыну всегда было негативным. Но для противостояния христианству иудейство выбрало весьма необычную тактику. Она включает в себя такие средства и методы, которые, порою, кажутся нелогичными. Скажем, до того момента, пока не был создан Талмуд38, иудеи отвергали, что Христос и, следовательно, Дева Мария одной с ними расы и крови (Мф.26,69; Мк.1,24; Мк.14,67; Ин.1,46; Ин.7,41). Однако с появлением Талмуда39, воззрения богоборцев поменялись. Они вдруг признают Христа и Деву Марию иудеями, но иудеями вероотступниками, от рождения порочными40 людьми. Почему происходит такой резкий поворот?

Трехвековая борьба иудаизма с христианством показала: у евреев слишком мало шансов, чтобы одолеть последователей Спасителя. Христианство окрепло, легализовалось, а иудейство, рассеянное римлянами, утрачивало день ото дня основы фарисейской традиции. Поэтому иудеи должны были приспособить иудаизм таким образом, чтобы он стал жизнеспособен в новой ситуации и был в состоянии принимать вызов за вызовом, которые бросала ему эта новая ситуация.

Ситуация также подсказывала иудеям разработать систему противодействия христианству. И вскоре она была создана. В ее основу легли постулаты, сформулированные раввинами. Особенностью этих постулатов было то, что они имели двойственную направленность, с одной стороны, вызывавшую на диалог, а с другой стороны, априори защищавшую иудейскую религию в ее новом виде. Каждое положение получало “внеземное” значение, отстаивалось в дискуссиях, а затем настойчиво пропагандировалось. Именно таким путем евреям удалось внедрить в массы, противоречащую историческим фактам, идею, что у них родство идет не по мужской, а по женской линии (57). Признав Христа и Деву Марию евреями и подведя свое признание под постулат, иудейство стало им шантажировать Церковь.

Расовая позиция христианства опровергает иудейскую догму о том, что еврей лишь тот, кто родился от матери-еврейки. Опровергнута она была в IV веке, и спустя столетия только подтверждалась. Так, “по объяснению Златоуста, - пишет толкователь Евангелия Б. Гладков, - евреи не имели обыкновения вести родословия по женской линии” (58). Эту же мысль мы встречаем у св. Иоанна Дамаскина: “Не было в обычае ни у евреев, ни у божественного Писания составлять родословные женщин” (59). Наконец, то же самое утверждение мы находим у известного в XX веке православного экзегета Архиепископа Аверкия: “У евреев не было принято производить чей-либо род от предков матери” (60). Следовательно, миф о еврействе Девы Марии (и Христа) распадается, как карточный домик.41

Не выдерживает критики постулат и с точки зрения Священного Писания. Если евреи и их сторонники (придерживающиеся “религиозно-феминистической” идеи иудаизма) считают, что у Израиля издревле ведется родословие по матери, то пусть ответят на два вопроса: а) почему в Ветхом Завете акцент делается на именах патриархов Авраама42, Исаака и Иакова, а не на именах их жен43 и служанок44?; б) почему в Ветхом Завете 12 иудейских колен имеют мужские имена?...

Итак, с расово-исторической и библейской позиции становится ясно: иудейский догмат был выдуман для унижения Христа и Богородицы. Впервые о нем ведется речь в своде правовых обычаев Талмуда под названием “Галаха”45. Галаху составляло несколько десятков раввинов. Но наиболее знаменитым среди них был Иуда, живший в III веке. С его именем связано создание Мишны46, куда и вошла Галаха, направляющая жизнь еврея, начиная с рождения и заканчивая смертью. Как раз в одно из трактатов Галахи и заключен абсурдный постулат (61).

Надо добавить, что Галаха появилась на свет почти через два века (!), после того, как Господь Иисус Христос искупил человечество. И закрепление в ней такого правила, конечно, не оставляет сомнений, что оно предназначалось для антихристианских целей. К сожалению, данная “аксиома” и сегодня прельщает нестойкие умы, служа своеобразным показателем упадка белой цивилизации. Но печалит не то, что люди не знают правды, а то, что они не стремятся ее узнать...

Б) еретическое:

Ереси - вспомогательное средство, каким пользовался (и пользуется. - А.Ф.) иудаизм для уничтожения христианства. В I-III веках Церковь сотрясали гностические ереси, представлявшие для Нее серьезную угрозу как изнутри, так и извне. Основателями многих гностических учений были иудеи47, которые, таким образом, старались компенсировать неудачи иудаизма в открытом противоборстве.

В IV веке, когда большинство гностических систем потерпело крах, иудеи прикладывают все усилия к тому, чтобы с помощью еретических концепций нанести Церкви очередной смертельный удар. Опасность этих концепций заключалась в том, что они били, так сказать, по фундаментальным принципам христианства, его первоосновам - Пресвятой Троице, Личности Господа Иисуса Христа и Его Всесвятой Матери. В тринитарных спорах, длившихся все IV столетие, Церковь отстояла Троичный догмат, отвергнув ложные учения евномиан, аномеев, ариан (евдоксиан), полуариан (духоборцев), савелиан, маркеллиан, фотиниан и аполинариан (62). Но чтобы отстоять личность Христа и Богородицы потребовалось несколько веков.48

Предпосылки христологических споров наметились еще в IV веке, когда Церковь доказала, что “едино Божество Отца, и Сына, и Святого Духа” (63). Но начало споров приходится на конец 20-х годов V века, с появлением лжеучения архиепископа Нестория. Здесь возникает удивительная параллель, поскольку приблизительно в это время закончена первая редакция Иерусалимского Талмуда. И хотя видимую связь между иудаизмом и таким явлением как несторианство найти сложно, тем не менее, характер несторианского учения имеет в чем-то схожие, а иногда и одинаковые черты с учениями талмудистов. Это сходство обнаруживает себя в самой позиции Нестория, утверждавшего, что Дева Мария - Богородицей не была, так как Она родила не Бога, а человека. В том же направлении мыслили и раввины, основывая свои теории на богохульно-богоборческих рассказах.

Позиция Нестория по столь важному для христианства вопросу была надуманной. В его системе нет места белому Христу, как единому Лицу49, ибо в Самом Себе Он имеет два лица. Бог Слово и Сын Богородицы, по Несторию, две отдельные от друг друга личности, которые имеют только нравственную связь, на подобии той, какая бывает между Господом и праведником. Отсюда, конечно, исходит и тезис, что Дева Мария - “Христородица”, а это, в свою очередь, означает, что Боговоплощения не было, искупление не произошло, Христос - человек, бессмысленно умерший на кресте по приговору синедриона.

Первым угрозу белому христианству увидел св. Кирилл Александрийский ( ок. 370 - 444 гг.). В 430 г. он отправил Несторию письмо с двенадцатью анафематизмами, где к ультимативной форме потребовал от ересиарха поставить под ними резолюцию. В каждом положении святитель разоблачал ересь архиепископа Константинополя. Так, в 1-м анафематизме св. Кирилл пишет: “Кто не исповедует Еммануила истинным Богом и посему Святую Деву Богородицею, так как Она по плоти родила Слово, сущее от Бога Отца, ставшее плотью, - да будет анафема” (64). Во 2-м анафематизме святитель вскрывает еще одну иудейскую особенность системы Нестория: “Кто не исповедует, что Слово, сущее от Бога Отца, соединилось с плотью ипостасно и что посему Христос един со Своею плотью, т.е. один и тот же есть Бог и вместе человек, - анафема” (65). Наконец, в 12-м анафематизме святой возлагает проклятие на тех, кто вместе с иудеями не верит ни в рождение Бога Слова от Девы Марии, ни в искупление Им человечества, ни в Его Воскресение из мертвых: “Кто не исповедует Бога Слова пострадавшим плотью, распятым плотью, принявшим смерть плотью и...ставшим первородным из мертвых, так как Он есть жизнь и животворящий как Бог, - да будет анафема” (66).

Св. Кирилл ревностно отстаивал наименование Девы “Богородицей”. Имя “Богородица” подчеркивает, что Рожденный от Марии - не отдельная человеческая личность, а Сын Божий, Один из Святой Троицы. Если не называть Ее так, то тем самым мы придем к мысли, что субъектом Воплощения и рождения был не Бог Слово, а кто-то другой, самоипостасный человек. Таким образом, разрушается таинство Боговоплощения и ипостасное соединение во Христе двух природ. А именно на этом строится вся аргументация иудействующих еретиков, из этого проистекает ненависть к христианству и белому сообществу.

Совсем неспроста на Соборе в Ефесе50 отцы подписали хартию к Несторию о его низложении и отлучении от Церкви. Хартия имела недвусмысленное название: “Несторию, новому Иуде” (67). Кроме того, Собор постановил: “Аще которые из клира отступят, и дерзнут особо, или всенародно держатися Несториева...мудрствования: праведным признал святый собор изверженным быти и сим из священного чина” (68). Т.е. все последователи ереси среди священников, не говоря уже о мирянах, должны быть снимаемы с кафедр, отлучаемы от церковного общения. Через двести с лишним лет, на VI Вселенском Соборе51, церковные отцы, торжественно утверждая православную веру, в 1-м правиле повторили: “...во граде Ефесе, двумя стами богоносных отец изложенное учение яко несокрушимую благочестия державу, согласием запечатлеваем, единаго Христа Сына Божия и воплотившегося проповедуя, и безсеменно родившую Его, непорочную Приснодеву исповедуя собственно и истинно Богородицею: а безумное разделение Нестория, яко от жребия Божия отлученное, отвергаем, ибо он учит, что един Христос есть отдельно человек, и отдельно Бог, и возобновляет иудейское нечестие” (69).

Другой вопрос, не менее волновавший христианство, - приснодевство Богородицы. Еретики, фактически согласные с богомерзкими постулатами Талмуда, говорили, что Дева Мария не сохранила Своего девства. Она якобы, утверждали одни, потеряла его до рождения Христа; иные с пеной у рта кричали, что Божия Матерь лишилась девственности после рождения Спасителя, ссылаясь на евангельские слова (Мф.13,55-56)52; третьи осмеливались предполагать, что девственность Марии исчезла в результате Боговоплощения.

Эти еретические взгляды будоражили христианскую общественность очень долго, даже после распада Византийской Империи. Например, в слове “Против хулителей Божией Матери” преп. Максим Грек (1480 - 1556 гг.) осуждает подобного рода теории, заполонившие в то время Русь. “Как не страшатся некоторые, весьма чуждые целомудрия, - пишет святой, - отвергать несравнимую ни с чем высоту святости и славы Пречистой и Всепетой Божией Матери...дерзая говорить, что тогда Она была свята и преславна, когда носила в пречистой Своей утробе Еммануила , а после того, как родила и откормила Его грудью, Она ничем не стала отличаться от прочих женщин. О, какие у них богоборные мысли и слова! О, какое ни с чем не сравнимое безумие и безверие! О, какое крайнее невежество!” (70).

Белое христианство и в мыслях не могло допустить, чтобы Дева Мария оказалась бездевственной. Если бы Церковь согласилась бы с таким утверждением, то иудейство, распространявшее клевету о Божией Матери, праздновало бы победу; признание Ее недевственности дало бы повод к сомнениям в божественности Господа Иисуса Христа, что привело бы к гибели земной Церкви; такое признание превратило бы Саму Деву Марию не в образец святости, расовой чистоты и беспримерной любви к Создателю, а в антиидеал - блудницу (Прости, Господи!), о чем пишет Талмуд. Поэтому православные богословы из века в век свидетельствовали, что Мария “пребыла и пребывает Девою прежде рождения, во время рождения и после рождения Спасителя, и потому нарицается Приснодевою” (71).

Сегодня, когда христианство вступило в предапокалиптический период, когда богоборцы, фанатики сексо-сатанизма и расового смешения призывают нас отказаться от веры во Христа, белого Богочеловека, мы должны ежедневно обращаться с молитвой к Его Пресвятой белой Матери, прося Ее заступничества перед Богом. Мы никогда не должны забывать, что Она, “став безсмертною, воздвигает руки ко Господу о всей вселенней” (72).





Источник: http://ss88-lj.livejournal.com/47261.html
Категория: Расова ідея | Добавил: rozum (09.07.2008)
Просмотров: 2217 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Copyright MyCorp © 2017